Любим Чайковского не только за это, рецепт капитуляции и Чебурашка, который стал отцом

Общество


Речи главы МИД ФРГ Анналены Бербок сравнили с языком Гитлера.

Фото: REUTERS

Современный политический быт ФРГ подтвердил правоту интернет- закона Годвина: когда оппонента сравнивают с Гитлером, дискуссию можно закрывать. Социал-демократический ветеран Оскар Лафонтен не знал про Годвина и поэтому сравнил речи главы МИД ФРГ Анналены Бербок с языком Гитлера и иже с ним: «Заявления Бербок о «разрушении» России похожи на язык нацистской Германии. Они вполне могли бы понравиться лидерам Третьего рейха».

Лафонтен, безусловно, прав в том смысле, что речевая деятельность Анналены никак не служит чести германской дипломатии. Это не ум и не такт, а черт знает что. Тем не менее фюреру вряд ли понравилось, если бы на Вильгельмштрассе сидела национал-социалистическая активистка типа Анналены. Все-таки и министр фон Нейрат (1932 — 1938), и фон Риббентроп (1938 — 1945) на ее фоне выглядели титанами мысли. Фюрер, конечно, был нехороший человек, но не надо уж совсем клеветать на его кадровые вкусы.

ПЛЯСОВАЯ ВМЕСТО ТРАУРА

Равно как и сравнения Мариуполя со Сталинградом никак не служат к пользе артиста оригинального жанра В. А. Зеленского. Действительно, как 6-я армия Паулюса капитулировала в Сталинграде, так и герои Украины из батальона «Азов» капитулировали в Мариуполе, пойдя в плен под предводительством Калины, Волыны и Редиса. Но фюрер объявлял в этой связи трехдневный траур, тогда как Украина вместо марша исполнила плясовую «Калинка, Волынка моя!», а фюрер В. А. Зеленский вместо траурной речи искрометно выступил перед разношерстными тусовщиками Каннского кинофестиваля.

МЕФИСТОФЕЛЬ-ТО НАВАНГОВАЛ!

Но все проходит, актуальная повестка меняется стремительно, и фестивалившие обсуждали не Калину с Волыной, а каннский дебют режиссера К. С. Серебренникова, представившего на суд общественности фильм про жену П. И. Чайковского, а точнее, про содомские страдания. Кинокритики прогрессивного направления отмечали, что в изысканных пристрастиях надо и меру знать. Выбрав свободу, наш беглый режиссер представил зрителю голые мужские попы в не то что товарных, но даже в чрезмерных количествах. Тогда как знатоки киноискусства рассуждали в духе, что мы любим Чайковского не только за это. Но кислая реакция критики — полбеды. Хуже, что режиссера стали разбирать на партсобрании за то, что, чрезмерно увлекшись мужскими статями, режиссер забыл о своей обязанности анафематствовать В. В. Путина. Партком усмотрел в этом признаки бытового разложения.

Возможно, суровость либерального парткома связана и с тем, что изысканная ориентация, как установили доктора, способствует заражению новым моровым поветрием — оспой обезьян, свирепствующей сейчас в Соединенном Королевстве. Что почти предвидел еще бес Мефистофель, описывая груз морского корабля —

На нем {британцев}*

сотни три,

Две обезьяны, бочки злата,

Да груз богатый шоколата,

Да модная болезнь: она

Недавно вам подарена.

«ПУСТЬ БЕГУТ НЕУКЛЮЖЕ В ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ ПО ЛУЖАМ…»

Вообще в кино и на театре если и воспевать пороки, то лучше не мрачно-неистовые, а невинно-водевильные. Как это сделали артисты в г. Юрьеве-Польском Владимирской обл., взявшиеся изображать Чебурашку, крокодила Гену, Волка и Зайца, но явившиеся на сцену перед детьми невменяемо пьяными. Чебурашка и Волк едва не чебурахнулись с подмостков в зрительный зал, Гена и Заяц тоже были нетверды. Причина в том, что перед выходом на сцену Чебурашка получил радостное известие: он стал отцом. Артисты стали тут же выпивать за советскую семью образцовую, но слегка перестарались.

На диковинных зверей составили протокол.

На диковинных зверей составили протокол.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Вызванная в театр полиция составила на диковинных зверей протокол. Хотя по нынешним обычаям правильнее было бы составить протокол о вручении пьяным чебурашкам престижной премии «Золотая маска».

«ДЕМОКРАТИЯ — ЭТО ВАМ НЕ ЛОБИО КУШАТЬ!»

Хотя эту премию заслужили также и замаскированные шутники-пранкеры В. А. Кузнецов (Вован) и А. В. Столяров (Лексус). Усы закрыв плащом, а брови шляпой, чтобы не быть узнанными, они связались с б. президентом США Бушем и задали вопрос: «Вот скажи нам, американец, в чем сила?». Простоватый президент отвечал, что, конечно же, в деньгах, после чего Вован и Лексус сообщили Егору Егоровичу (Джорджу Джорджевичу), что сила в правде, а завершили разговор словами «Слава России!». Тот был настолько поражен, что даже не нашелся ответить им: «Героям слава!».

Но изгнанные за правду бывшие соотечественники Г. К. Каспаров, М. Б. Ходорковский, М. А. Гельман и пр. посрамили Вована и Лексуса. Они установили, что сила — в демократии западного образца, да другой и не бывает. Собравшись в Вильне на конгресс РАКа (российского антивоенного комитета), они отметили, что многие эмигранты, в том числе и беззаветно преданные идеалам демократии, страдают от огульно неприязненного отношения к русским. Что порождает трудности беглых с аусвайсами, работой, банковскими счетами etc. В связи с чем эмигрантский актив признал целесообразным отделить агнцев от козлищ.

Те эмигранты, которые подпишут бумагу с осуждением «преступной войны, развязанной нелегитимным режимом Владимира Путина» и поддержкой территориальной целостности Украины, включая Крым и Севастополь, будут поставлены РАКом в хорошие условия и им будут облегчены проблемы с аусвайсами и пр. Те же, которые не подпишут, будут причислены к козлищам со всеми проистекающими. Как давно уже было замечено, «демократия — это вам не лобио кушать»

Во Франции 1940 — 1944 гг. жизнь была не медом намазана, и жизнь русской эмиграции тем более, но подписание документа о лояльности рейху все же не было условием выживания. Замысел Каспарова — Ходорковского ближе к французской практике 1792 — 1794 гг., когда человека, не имевшего свидетельства о благонадежности, выписанного революционной секцией, ждали неприятности. Впрочем, и в СССР 20 — 30-х гг. судьба «лишенца» (человека, лишенного избирательных прав, а также карточного снабжения) тоже была непростой.

В общем, «Вечно будет ленинское сердце клокотать у Ходорковского в груди».

*В оригинале у А. С. Пушкина — «мерзавцев».



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня