Наталия Мандрова: «Конкуренция не должна убивать человеческие отношения»

Общество


В апреле 2022 года радио «Комсомольская правда» совместно с Фондом президентских грантов запустило «Первую радиолабораторию» – проект для школьников от 13 до 16 лет, которым интересна сфера СМИ и новых медиа.

В апреле 2022 года радио «Комсомольская правда» совместно с Фондом президентских грантов запустило «Первую радиолабораторию» – проект для школьников от 13 до 16 лет, которым интересна сфера СМИ и новых медиа. Набор в группы «Комсомольской Правды» проходил, в том числе, через сообщество «Большой перемены» в ВКонтакте, а также через платформу bolshayperemena.online среди представителей этой возрастной категории в Москве, Краснодаре и Красноярске – трех городах, где стартовали пилотные программы «Первой радиолаборатории» (в дальнейшем список городов может быть расширен).

Более 150 переменовцев воспользовались предложенной возможностью – на протяжении нескольких месяцев школьников от 13 до 16 лет ждет профессиональное обучение навыкам работы на радио, правильным интонациям и подаче новостей. В июне для ребят стартовали практические занятия – они пробуют себя в искусстве интервьюирования звездных гостей. Ребята общим голосованием решили пригласить в студию руководителя проекта «Большая перемена» Наталию Мандрову, которую участники сообщества называют «Мамой «Большой перемены». Общение получилось теплым и душевным.

— В чем секрет «Большой перемены», которая буквально за пару лет выросла в масштабный проект?

— «Большая перемена» начиналась как образовательный проект, в котором ребята, интересующиеся современными профессиями, могли бы себя проявить. Проект стал социальным лифтом для развития в таких направлениях, как, например, технологии здоровья, творческие индустрии, туризм. Это возможность для школьников попробовать себя, самореализоваться.

«Большая перемена» – больше, чем конкурс. Ребята стали участвовать в нем в первый год пандемии. Многие были оторваны от своих привычных социальных групп, связей, от классов, друзей, кружков и секций. Все сидели по домам, надо было как-то общаться. «Большая перемена» как раз стала такой платформой для общения. Все вдруг осознали, что могут завести друзей из любой части нашей страны. И когда ты с этими людьми вдруг оказываешься на одном мероприятии: на полуфинале конкурса, в «Артеке», или проектной команде на одном из многочисленных мероприятий, ты вдруг узнаёшь, что вот он, человек, с которым ты в чате или в онлайн беседе взаимодействовал полгода – ты совершенно по-другому себя чувствуешь, совершенно по-другому ощущаешь это пространство человеческих отношений, пространство страны.

Во многом именно ребята выступили инициаторами создания команд «Большой перемены». Кто-то объединился по региональному принципу, потому что они возвращались с полуфиналов все вместе. Кто-то объединился по интересам, потому что кто-то пишет музыку, или у ребят возник предпринимательский или волонтерский проект.

Сейчас, «Большая перемена» может превратиться в большое всероссийское движение. И это свидетельствует о том, что именно дети, в жизни которых вместе с «Большой переменой» произошли большие перемены, стали авторами этого нового общественного явления: по-настоящему детского сообщества и по-настоящему детского движения.

— Что вас больше всего привлекает в «Большой перемене»? Что для вас значит этот проект?

— «Большая перемена» родилась, что называется, у меня на глазах. Я была в команде, которая занималась «Большой переменой», практически с первых минут ее существования. Мне трудно сказать, что меня больше всего в ней привлекает. Потому что, наверное, я принадлежу к тем счастливым людям, для которых дело, которое они делают, неотделимо от их жизни. И, по большому счету, «Большая перемена» – это значительная часть моей текущей жизни. У меня за плечами много разных, хороших, ярких проектов, которым я отдала очень много жизненной энергии и эмоций, но «Большая перемена» – это то, с чем я делюсь своей жизнью сейчас. И то, что это приносит мне огромное удовольствие, удовлетворение, это, наверное, самое главное.

— Есть ли поводы для гордости?

— Есть в «Большой перемене» моменты, которыми я особенно горжусь и которые особо ценю. Когда оказываешься на площадках наших проектов, то видишь, как много там ребят из маленьких городков, сел. Все они получают мощнейший импульс для своего будущего именно благодаря «Большой перемене». Примерно треть всех наших звездочек – это ребята, которые живут в очень и очень маленьких городах, где нет тех возможностей, которые есть у жителей мегаполисов. И то, что они показывают себя, что у них появляются возможности, я считаю, это наше самое главное и достижение, и, по большому счету, самый главный предмет для гордости. Я считаю, что «Большая перемена» – это самое дружелюбное, самое дружеское сегодня по отношению к подростку сообщество. Это среда, по-настоящему развивающая, действительно дающая возможности для будущего.

— На «Большой перемене» дети и взрослые находятся в непрерывном взаимодействии, и многие процессы тоже запускаются благодаря инициативе детей. Как удалось наладить это тесное сотрудничество, и какими качествами должны обладать люди, работающие в проекте?

— «Большая перемена» с самого начала построена на очень важном и, на мой взгляд, фундаментально правильном посыле: на огромном уважении к ребенку, к его потенциалу, к его возможностям.

Современный подросток – часто уже очень компетентный человек. Есть сферы, в которых молодые люди часто более «подкованы», чем взрослые. И то, что здесь именно подростки приводят взрослых в проект, а не наоборот, выражая этим свою признательность, доверие, помогает нам в конечном итоге построить отношения между детьми и взрослыми, в которых ребенок себя раскрывает, развивается. Взрослые поддерживают, направляют, но не подавляют. Детско-взрослое сообщество «Большая перемена» так сконструировано, что оно становится полем для развития не только для ребенка, но и для взрослого.

— Как достичь успеха в рамках проекта?

— Чтобы взять максимум от «Большой перемены», ее сообщества и тех возможностей, которые мы даем, а их очень много, и большая их часть находится за пределами конкурса и открыта для каждого, ребенку надо правильно поставить цели. Максимального успеха в итоге достигают те, кто меньше всего о нем думает.

Целей может быть очень много: я хочу попробовать себя, я хочу развить свои компетенции, я хочу найти друзей, мне важно действительно понять, что мне интересно, запустить свой собственный проект, создать команду.

Наталия Мандрова: «Конкуренция не должна убивать человеческие отношения»

Определить для себя цель – это на самом деле и есть самый главный путь к успеху. Ребята, которые сейчас четко понимают, что они хотят взять от «Большой перемены», чего достичь, получают максимум от нашего проекта. Они не зацикливаются на призах, они растут и достигают своих целей. А успех приходит сам.

— Как вы смотрите на развитие молодежного предпринимательства в целом и в рамках «Большой перемены»?

— Ну, я сама была многие годы предпринимателем. Мой первый бизнес возник, когда мне было 25 лет. Поэтому к молодежному предпринимательству я отношусь положительно. Но здесь важно то, что если ты встаешь на этот путь, надо быть готовым отказаться от всех стереотипов. В обывательском представлении предпринимательство – это альтернатива работе по найму, и какое-то дело на всю жизнь, которое мы себе заводим. Но, современное предпринимательство – это короткие сплиты: сегодня делаешь один проект, завтра он себя изживает, начинаешь новый. Стартовать можно в любом возрасте, и в 14 лет, и в 25, но надо быть готовыми к тому, что надо будет крутиться как белка в колесе всю жизнь. Предпринимательство – это ответственность перед сотрудниками, потребителями, но наградой является свобода творчества.

— Проект «Большая перемена» планировался на 4 года. Как он будет развиваться?

— «Большая перемена» является частью национального проекта «Образование» и реализуется при поддержке Министерства просвещения и Министерства образования и науки. Его организаторами выступает Федеральное агентство по делам молодежи, АНО «Россия – страна возможностей», АНО «Большая перемена» и Российское движение школьников. Все проекты, которые реализуются в рамках нацпроектов, рассчитаны на 4 года. Но государственное планирование устроено таким образом, что в этот период проект развития должен себя показать и «расшить» существующую в обществе проблему.

До определенного времени шло построение образовательных возможностей, скажем так, для академически успешных ребят, то есть для отличников. Но их не так уж много. Возникло огромное количество очень классных проектов, но, как только произошло проектное насыщение этой ниши, встал вопрос: а остальным-то 80-90 процентам ребят что делать, куда им идти? Ведь у них тоже есть способности, только они лежат в другой плоскости. «Большая перемена» является ответом на эту потребность. проблему дефицита заключается в том, что Это очень важно.

И когда закончится четырехлетний цикл, произойдет оценка, кто как себя показал. Успешные проекты получат продолжение, а те проекты, которые не взлетели, не заняли свою нишу, не смогли выполнить задачу, которая была перед ними поставлена, будут закрыты. Это нормально, так должно быть.

«Большая перемена» развивается стабильно и задачи свои решает. Поэтому очень рассчитываем, что в следующий цикл проектов развития страны мы тоже войдем, может быть, с новыми целями, может быть, еще более амбициозными. У меня таких сомнений нет.

— Поддерживаете ли связь с финалистами конкурса вне конкурса?

— Я уже говорила, что ребята сами организуются в команды, и когда у них происходят какие-то события, мероприятия, они время от времени нас зовут. Лично я прихожу, чтобы с ними пообщаться. Плюс у нас есть офис в Москве, он давно уже превратился в своего рода пионерский лагерь. Ребята в него из регионов приезжают, и москвичи частенько заходят в гости пообщаться.

— Ваши ожидания от третьего сезона конкурса?

— «Большая перемена» – это какое-то непрерывное приключение. С одной стороны, внутри себя я прошу, умоляю: давайте без приключений. Ну, потому что первое приключение у нас, как вы помните, было в пандемийный год. Провести очный конкурс для 10 тысяч полуфиналистов в условиях пандемии – это не шутка. А другой голос внутри меня говорит: как же без приключений, это уже будет не «Большая перемена»! Обязательно должны быть какие-то приключения, какие-то испытания, которые мы должны пройти все вместе.

Конечно, я жду встречи с теми ребятами, с которыми мы уже знакомы. Ну и, конечно, я жду встречи с ребятами, с которыми мы увидимся первый раз. Потому что я всегда очень радуюсь, когда к нам присоединяются новые дети, мы их узнаём, узнаём о каких-то потрясающих их идеях. Потому что они всегда фонтанируют, у них все время есть какие-то задумки, которые надо срочно реализовывать, которым надо помогать. И это здорово.

Кстати, у нас стартовало новое сообщество внутри «Большой перемены» на платформе ВКонтакте, оно называется «Большая перемена. Музыка». Его надо обязательно найти всем, кто интересуется музыкой. Эта платформа как раз для ребят, которые занимаются музыкальным творчеством, ищут соавторов. Может быть, это поэты, которым нужны гитаристы, барабанщики… Я надеюсь, что будет еще и сообщество ребят-предпринимателей. И последнее. Ребят, которые вышли из «Большой перемены», становится больше. Они взрослеют, поступают в вузы, но не теряют связь с «Большой переменой» – приходят и работают вместе с нами. В этом году мы в нашу команду уже наняли первого выпускника «Большой перемены», и я надеюсь, что их будет становиться все больше и больше.

— Как терпеть поражения, но не сдаваться и идти дальше?

— Смотря что считать поражением. Почему в «Большой перемене» возникла хорошая дружеская среда? Чтобы не превратится в банальную «соревновалку», нам стало понятно, что надо участников «Большой перемены» учить дружбе в условиях соперничества. Конкуренция не должна убивать человеческие отношения. Преодолевать страхи, поражения, трудности можно только тогда, когда вокруг есть понимающие люди, которые, что бы ни происходило, всегда тебе скажут: ты классный, мы дружим с тобой, мы любим тебя, не расстраивайся, у тебя все получится. Это людей очень поддерживает.

— Школьное сообщество в «Большой перемене» является сейчас очень активным. А с прошлого года к нему присоединились студенты колледжей. Какие перспективы вы видите в категории среднего профессионального образования?

— Ребят, которые уходят из школ в колледжи, становится с каждым годом все больше и больше. Была даже идея – для этих ребят создать отдельный конкурс. Но решили, что все-таки в этом целесообразности нет. Хотя, конечно, студенту слово «перемена» уже кажется немножко неактуальным – не для этого они из школы уходили.

Но я считаю, что в этом году в треке среднего профессионального образования будет жара. Потому что очень много сильных школьников уходит в колледжи, и много сильных студентов к нам приходит в «Большую перемену»..

Кстати, сейчас при Министерстве просвещения создан экспертный совет студентов колледжей – победителей «Большой перемены», которые дают экспертизу методическим разработкам, проектам, программам трека. Я думаю, что и в будущем году мы тоже эту практику продолжим.

— В «Большой перемене» каждый школьник все равно становится победителем, потому что получает бесценный опыт, который пригодится ему в жизни. А как «Большая перемена» будет развиваться внутри школы? Это будет какая-то организация по типу пионерской?

— Создаваемое сегодня всероссийское движение, которое, мы очень надеемся, будет называться «Большая перемена», должно объединить все существующие сегодня в стране детские движения, а их более 300. У всех есть собственные формы самоорганизации: кто-то живет школьными отрядами, кто-то – сетевыми командами, кто-то в детских лагерях. У кого-то отрядным является взрослый, у кого-то – ребенок, у кого-то – старший школьник. Там очень много разных форм самоорганизации. Если говорить про школы, предстоит еще понять, как всем будет удобно существовать.

У нашего сообщества есть ответ: это клубы «Большой перемены», которые сейчас создают наставники вместе с ребятами. Создано уже больше тысячи клубов, и все они работают. Если детскому движению будет удобно существовать в формате клубов, то это будет здорово. В эти клубы смогут прийти и юнармейцы, и ребята из Российского движения школьников, и актив сообщества «Большой перемены», и малыши из «Орлят России».

Попытаться восстановить пионерскую организацию в том виде, в котором она существовала, просто невозможно.

На мой взгляд, принципиальное отличие детского движения от пионерской организации в том, что пионеры в СССР не знали, что такое интернет. Мы живем в совершенно другом, цифровом мире. И темп жизни в современном детском движении сегодня радикально отличается от того, каким он был раньше.

Современный молодой человек очень быстро мигрирует из одной темы в другую, от одной задачи к другой, из сообщества в сообщество. И еще пионерская организация была очень идеологизирована. А детское движение базируется на другом – это пространство, где ребята находят друзей, приобретают практические и социальные навыки, где они учатся жить в обществе. Это такое социальное пространство, которое сегодняшнему школьнику, по большому счету, недоступно. Ему доступно только пространство семьи и школы. А современное движение и сообщество расширяет его, и в нем ребенок живет и действует. Вот что самое важное.



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня