Нужные лекарства производим сами

Общество



Кира Заславская, директор по новым продуктам группы компании «Промомед», участница ПМЭФ, согласилась ответить на вопросы наших журналистов.
— Ваша компания известна своим вкладом борьбу с коронавирусом. Расскажите, как проходили научные изыскания и производство антиковидных препаратов?
— Тема коронавирусной инфекции важна для компании, которая стремится к развитию различных инноваций в фармацевтике. Как только возникла угроза возникновения пандемии, мы, имея большой опыт сотрудничества с научно-исследовательскими институтами, с медицинским сообществом, сразу начали работу совместно с академическим консорциумом по изучению коронавирусной инфекции. И поняли, что одна из ключевых терапевтических возможностей, которая может позволить победить пандемию — это разработка препаратов этиотропной терапии, то есть противовирусной терапии.
Мы начали думать, какие препараты можно репозиционировать так, чтобы они были универсальны, работали против коронавирусной инфекции. В тесном сотрудничестве с консорциумом нам удалось первыми в России вывести фавипиравир, арепливир для лечения коронавирусной инфекции. Но на этом мы не остановились: было понятно, что вирусная нагрузка будет продолжаться не только на амбулаторном этапе.
Дело в том, что вирус может долго находиться в организме как у пациента с легким течением, так и с тяжелым, хотя на этот счет в медицинском сообществе велись тогда споры. Однако мы были уверены, что это так. Еще в начале 2020 года занялись разработкой препарата для инъекционного применения, для лечения госпитализированных пациентов с коронавирусной инфекцией. Мы оказались правы. Последние публикации показывают, что вирус находится в организме очень долго, в течение нескольких месяцев, даже у тех пациентов, которые уже погибли от коронавирусной инфекции.
Нам удалось разработать инъекционный фавипиравир для повышения эффективности терапии у среднетяжелых и тяжелых пациентов в госпитале. У России теперь нет необходимости закупать дорогой импортный препарат, а есть возможность использовать оригинальный отечественный препарат, который в клинических исследованиях показал очень высокую эффективность.
Однако штаммы мутируют, поэтому нельзя останавливаться только на одной молекуле. Возникла настоятельная потребность создания платформы для быстрого репозиционирования препарата и разработки препаратов для лечения не только коронавирусной инфекции, но и возможных будущих инфекций. Возникла идея заняться молнупиравиром, впоследствии — нирматрелвиром и ритонавиром. Это наиболее эффективные действующие вещества при лечении коронавирусной инфекции на настоящий момент. Нам удалось сочетать их в единой лекарственной форме. Американский аналог — это отдельные таблетки, отдельные капсулы. А нам удалось создать единую лекарственную форму, что сокращает количество принимаемых таблеток в три раза. Это критически важно для пожилых пациентов, так как благодаря этому повышается безопасность и эффективность терапии.
— Что было самым трудным при разработке этих препаратов?
— Чувство ответственности. Мы шли вслепую, как и весь мир. Мы не были до конца уверены, будет ли препарат эффективен, будет ли он безопасен. При выборе препарата для репозиционирования мы изучили огромное количество литературы и выбрали молекулу с максимальной степенью безопасности. Тем не менее сама идея, что необходимо за кратчайшие сроки вывести препарат сильного действия, заставляла нас волноваться. Но у нас все получилось.
— Есть ли у ученых все необходимое, чтобы сейчас заниматься наукой и делать открытия?
— За всю российскую науку мне говорить некорректно. А что касается наших разработчиков и нашего взаимодействия с НИИ, то в перспективе большое количество потенциальных проектов. Мы, как индустриальный партнер, поддерживаем их развитие, так как любые исследования и разработки упираются в финансирование. Считаем важным для себя участвовать в развитии российской науки — уверены, что это приведет к созданию инновационных препаратов.
Хотя без сложностей не обходится. В настоящий момент необходимо разрабатывать альтернативные пути логистики, работать над новыми технологиями, над субстанцией отечественного производства. Но все эти вызовы лишь двигают науку вперед. Вместе у нас высокие шансы.
— Расскажите о разработках в области нейтропротекции и биотехнологии.
— Если мы говорим про нейропротекцию, то пару месяцев назад нам удалось вывести на рынок оригинальный отечественный препарат, который, с одной стороны, представляет из себя комбинацию двух известных действующих веществ, с другой стороны, этот препарат разработан по уникальной технологии, прошедший полный цикл клинических исследований. Это лекарственный препарат «Брейнмакс», который за счет синергизма действия компонентов обеспечивает высочайший уровень нейропротекции, антиоксидантной защиты клетки, защиты клетки в условиях стресса. И это позволяет использовать лекарственный препарат для лечения как неврологических заболеваний различной природы, так и кардиологических заболеваний.
Сейчас мы ведем большое клиническое исследование применения этого препарата для лечения постковидного синдрома. И уже видим хорошие результаты.
В настоящий момент работаем также над тремя оригинальными препаратами в области неврологии. Но раскрывать их я пока не могу. Одно точно: за биопрепаратами будущее. Они позволяют обеспечить таргетное действие, приблизиться к персонифицированной медицине, к лечению неизлечимых на данный момент заболеваний. Мы активно развиваем биотехнологическую платформу, а точнее — направление от клеточных технологий у себя на заводе до готовой лекарственной формы. Один из препаратов из группы моноклональных антител у нас в стадии клинических исследований.
При этом мы уже вывели на рынок препарат на основе двуспиральной РНК — «Радамин Виро». Тема РНК-биотехнологий — одна из самых актуальных. Нам удалось разработать биотехнологию с высокой продуктивностью штаммов микроорганизмов, из которых потом добывается РНК, и предложить рынку препарат, который является индуктором интерферонов всех типов. Это позволяет его использовать не только в привычной сфере простудных заболеваний, но и говорить о возможной его потенциальной эффективности в лечении некоторых онкологических заболеваний, рассеянного склероза. В ближайшем будущем — клинические исследования и этого препарата.



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня