Потомки Тамерлана на заработках в Москве: Что мигранты думают о России и как тратят русские деньги?

Общество


Мигранты в России готовы на любую работу, лишь бы накопить на свадьбу, машину и дом на родине.

Фото: Евгения ГУСЕВА

Резкий исход из России трудовых мигрантов — с 11 до 6 млн человек в разгар пандемии — стал шоком для крупного бизнеса. Сначала попытались всех вернуть — обещая гастарбайтерам амнистию и повышение зарплат. Но возмутился народ: «Лучше нанимайте наших мужиков из регионов и платите им достойную зарплату». И некоторые большие чиновники — например, мэр Москвы Сергей Собянин — это мнение поддержали, потребовав число иностранной рабсилы на стройках и в ЖКХ столицы сократить вдвое. Но тут уже взвыл бизнес, обещая резкий рост цен.

А пока идут эти наши «домашние» баталии, спецкор «КП» съездила в страну, откуда к нам едет больше всего мигрантов. И узнала: а хотят ли вернуться в Россию сами гастарбайтеры? Что они думают о русских? И на что тратят заработанные у нас деньги?

«У МЕНЯ ТАМ БРАТ»

В Узбекистане я провела неделю. В разных городах. И не встретила такого узбека, который не был бы сам на заработках в России или не отправил бы туда родственников. А ведь их 33 миллиона человек! Только представьте, у каждого (!) есть кто-то в России.

— Вы откуда?

— Москва.

— Москва-а, — растекаются в улыбке. — У меня там брат/сват/сын/муж/дочь. И я был в Москве, красивый город. Мой брат сват/сын/муж/дочь в Балашихе/Мытищах/Бутове живет. Давай дам номер, приедешь в гости, пловом угостит.

— А наши там что творят? Писали в газетах, драка какая-то? — говорит мне беззубый дедушка, торгующий сухофруктами на рынке в Ташкенте. — Ты им, доченька, передай, что нельзя так себя вести. Стыдно за них. Россия дает работу, кормит, а они… Вот в газете читал, что наш министр и ваш договорились, и Узбекистану дадут миллион гектаров в аренду. Ты не знаешь, где?

— Может, где-то в Сибири?

— Ой, — вздыхает, — там же холодно. И не растет ничего… А получше у вас нет земли, что ли?

И все говорят про холодную Россию и Москву исключительно с теплотой.

«АНГЛИЙСКИЙ ДАЖЕ НЕ НУЖЕН»

— Из Москвы? Бесплатно довезу, — неожиданно заявляет мне таксист на станции в Хиве. И по дороге расспрашивает о делах в нашей стране. — А то у нас тут говорят и пишут, что Путин приказал в два раза поднять зарплату приезжим, потому что работать некому.

Очень расстраивается, когда я говорю, что таких указов у нас точно не было.

— Здесь или подыхай, или на заработки. Зарплаты по 100 долларов. Женщины пашут за копейки на хлопковых полях. Это адский труд — вручную собирать хлопок! Даже мужчины теперь часто тоже на хлопок идут или на стройки, но работы толком нет. Полтора года я на старых запасах прожил, что в России заработал. Но все, кончились. Пора обратно ехать.

Признав во мне русскую, буквально каждый тут же начинает свой рассказ о том, как работал у нас в стране.

— Я водителем на заводе в Белгороде был 7 лет. Хорошо жил, квартиру снимали. Зарплата — 50 — 60 тысяч. Домой я отправлял по 30 — 40.

— Это приличные деньги?

— Да-а! У нас в Ургенче 150 долларов хорошей зарплатой считается. Вот вернулся, устроился водителем в отель в Хиве. Платят меньше, чем в Белгороде, но хватает. У нас тут уже тоже можно нормально зарабатывать, — говорит узбек и тут же сам себя опровергает. — Друг в Англии сейчас дальнобойщиком устроился, меня зовет. Там из-за коронавируса жуткий дефицит водителей. Я тоже документы на визу подал. Сказали, в апреле дадут. Поеду.

— Английский знаете?

— Нет. Вот учу по интернету. Но там свои люди, узбеки, живут и работают. Помогут. Говорят, английский даже не нужен будет.

Ручной сбор хлопка - тяжелый труд, который плохо оплачивается. Фото: Валерий МАТЫЦИН/ТАСС

Ручной сбор хлопка — тяжелый труд, который плохо оплачивается. Фото: Валерий МАТЫЦИН/ТАСС

«СПАСИБО ВИРУСУ, МУЖ ДОМОЙ ВЕРНУЛСЯ»

Россия для многих семей в Узбекистане — кормилица и основа семейного благосостояния. Годами миллионы гастарбайтеров львиную часть доходов отправляют на родину. Цифры колоссальные: в 2019 году сюда поступили из России $5,1 млрд — 10% от ВВП страны! И это только официальные данные банковских переводов. А сколько везут с собой наличкой?!

— Муж 7 лет работал на стройке в Екатеринбурге, — рассказывает Феруза, жительница небольшого кишлака под Самаркандом. — Хорошо заработал. Мы дом построили, квартиру купили. Два сына родились. Но я его совсем не видела, раз в год отпуск на месяц, и все. А потом коронавирус, и он вернулся. Весь больной, постарел на этой работе. Я больше не хочу его отпускать. Так хорошо, когда он рядом, дети рады. А я так боялась, что другую жену найдет. Русские женщины же красивые… Но все обошлось. Я ему сказала: «Хватит! Детям нужен отец. Родителям — сын. Давай квартиру продадим и откроем магазинчик». А он все равно в вашу сторону смотрит.

Это замкнутый круг. У моих знакомых нянечка из Узбекистана. Говорила, что приехала на 5 лет. Но живет уже 10. Потому что появляются все новые цели — помочь сыну построить дом, помочь дочке купить квартиру.

Все кажется, еще чуть-чуть, и она уедет уже домой. Но годы идут, а она все живет в чужой семье, в чужой стране, воспитывает чужих детей.

Узбеки такой некочевой народ, что не особенно стремятся остаться в России насовсем. Поработать — и домой. Это подтверждает и статистика МВД: из 650 тысяч человек, получивших в 2020 году российское гражданство, узбеков — всего 3,5%. Притом что мигрантов из Узбекистана в России — больше 2 миллионов. Опять же — только официально. В общем, большинство возвращается на родину, но ждет не дождется, когда можно будет приехать снова.

«ХОЧУ К ВАМ, НО ДОРОГО»

У вокзала в Ташкенте, где раньше нельзя было протолкнуться от уезжающих — маршрутки, автобусы и даже грузовики с табличками «На Россию» стояли заведенными круглосуточно, — ковидная тишина. Границы перекрыты. А самолет многим не по карману. Зарплата в кишлаках редко переваливает за 100 долларов (в Ташкенте — 300).

— А билет на самолет какой дорогой! 200 долларов. Еще надо койку снять, патент купить. Чтобы в Россию поехать на заработки, 1000 долларов нужно! — возмущается 25-летний Рамиль из Бухары. Он везет меня по Ташкенту на крошечном, полуразвалившемся «Деу Матиз», здесь все таксисты на таких гоняют. Машина гремит, пыхтит. — Вот таксистом работаю. Теперь у нас в Узбекистане и интернет нормальный, и Яндекс.Такси, как у вас в России, появилось. Но брат мой в Петербурге тоже таксует. Я тут 150 долларов еле-еле наскребаю, а он в 5 раз больше. Дом строит, женился. Тоже хочу к вам. Тоже дом и жену хочу.

И тут же при мне звонит брату по видеосвязи, радостно сообщает, что везет пассажирку из России.

«СВАДЕБНЫЕ ТУРЫ»

По моим личным ощущениям, примерно 9 из 10 узбеков трудоспособного возраста хотят уехать в Россию на заработки. И это для самого Узбекистана — проблема.

— В народе укоренилось мнение, что у вас там пачки долларов раздают всем. Видят, как живут семьи, где отцы на заработках. И дома строят, и машины покупают. У нас даже дети играли в таксистов — «улетали в Россию», а после «возвращались миллионерами», — рассуждает узбекский политолог Фархад Дахимов. — Проблема в том, что к вам уехало много не только простых работяг из кишлаков, но и специалистов. Врачи, например. У вас же платят больше, а диплом наш котируется. В итоге в самом Узбекистане не найти сотрудников ни на заводы, ни просто сиделку к больным родственникам. «Не буду я тут за копейки пахать, повышай зарплату или уеду в Россию». А кто вкусил русских заработков, здесь уже работать не хочет. Парни даже отправляются в «свадебные туры» — чтобы заработать на женитьбу. У нас же принято пышно гулять. И гостей чтобы от 300 до 1000 человек. Деньги нужны.

«ЛЕНТЯИ, КТО ЕДЕТ ПОДМЕТАТЬ УЛИЦЫ»

Первый президент Узбекистана Каримов, правивший страной 26 лет, мигрантов не признавал. И даже презирал. «Я считаю лентяями тех, кто едет в Москву и подметает там улицы. Чувствуешь отвращение, что узбеки едут туда за куском хлеба», — говорил он, не стесняясь. Проблему при нем не обсуждали, как будто ее не было. «Не было» и бедности. Он говорил, что в Узбекистане можно прекрасно жить и работать, и даже нищих на улицах нет в отличие от Москвы, где «полгорода с протянутой рукой». «И что туда наши едут и едут? Лентяи!»

Но люди ехали и ехали. Конечно, не от хорошей жизни. Часто нелегально. Серые схемы переброски рабсилы обычно организовывали сами узбеки, зацепившиеся в России. За услуги брали по $200 — 300 с человека, обещали помочь с документами, с работой. Часто кидали — отбирали паспорт и отправляли земляков в рабство куда-нибудь на китайские лесопилки в Сибирь. А женщин — на панель в Эмиратах или Турции. Многие в Узбекистане сели в итоге за работорговлю.

ПОСТАВИЛИ НА ПОТОК

«Узбекистан меняет отношение к проблеме трудовой миграции, которая была для прежних властей игнорируемым «слоном в комнате», — кричали еще пару-тройку лет назад ташкентские СМИ. Это и правда был прорыв.

— Мирзиёев (новый президент Узбекистана. — Авт.) признал мигрантов и сказал: это наша вина и наша боль, что люди вынуждены уезжать на заработки в другие страны. Семьи страдают, дети страдают, — говорит мне председатель маххали (орган местного самоуправления) Насиба Хадиева. — Сейчас вот соглашения с Россией подписывают, и жизнь наших мигрантов у вас будет лучше, за их правами начнут следить.

Подвижки действительно есть: развернулось на полную мощь Агентство по трудовой миграции. Открываются его филиалы в Стамбуле, Нур-Султане, Дубае и, конечно, в России — сразу в 4 городах. А в Ташкенте появился центр, где собирающимся на заработки помогут оформить документы для патента, пройти медосмотр у российских врачей, тут же и работу найти — из России присылают список вакансий.

Я была в этом центре. Там очередь начинается еще на улице!

— Масква поеду. Работа, — на ломаном русском радостно сообщают мне потенциальные гастарбайтеры. — В гости к тебе приду, давай номер телефон.

УЖЕ ЗА ДЛИННЫМ ДОЛЛАРОМ

Узбекистан — это такое месторождение рабочей силы. Здесь демографический взрыв, только за последние 10 лет прирост населения — 6 млн человек (20%). И эти цифры будут только расти.

Тут вовсю пошла исламизация. Носить платки женщинам даже стало модно. А мусульманские семьи — многодетные. Так что народ плодится. Уже 33 млн человек в стране, а к 2026-му будет еще на 5 млн больше. Да, экономика в Узбекистане растет. Но не настолько, чтобы дать работу всем. Особенно молодежи. Так что как ехали, так и будут ехать на заработки.

И у трудового рынка России уже есть и конкуренты. Турция, Южная Корея, США.

В Самарканде прямо напротив центральной площади — старинного Регистана — огромная вывеска: «Грин-карты США». За вывеской в крошечной комнате без окон и дверей два компьютера. Вот и вся контора по отправке людей в светлое денежное будущее. В Америку. И здесь у входа толпится народ. Правда, публика несколько другая — более модная, молодежная, что ли.

— У меня брат уже два года в Америке. В Нью-Йорке. Зарабатывает доллары. Я считаю, правильно, — с каким-то даже вызовом смотрит на меня молодой парень. Вроде как ждет одобрения. Или восхищения Америкой.

— И кем он там работает?

— Доставщиком еды. Курьером, короче.

— А-а-а…

А САМИ СПРАВИМСЯ?

Арас АГАЛАРОВ, президент компании «КРОКУС»:

Вы найдите мне разнорабочего на 35 — 40 тысяч!

— Начать надо с того, зачем нам вообще столько строек, на которых трудятся мигранты? Если без приезжих квадратный метр станет настолько дороже, что никто брать не будет, то есть не рентабелен станет стройбизнес, так, может, он вообще не нужен тогда в таком виде? Все разговоры алчных и жадных бизнесменов про то, что зарплаты поднимать невыгодно, а выгодно нанять дешевую приезжую рабсилу, предлагаю признать русофобскими и наказывать за них.

Если говорить о привлечении на временные работы наших сограждан, то в России была такая форма организации людей, как артель. В СССР она тоже существовала, но в виде стройотрядов. Люди самоорганизовывались, искали подряды и мотались по стройкам по всей стране. И хорошо зарабатывали. За лето студент мог нашабашить до 10 тысяч рублей в позднем Союзе. Артели надо возрождать. И для этого не нужны никакие многомиллионные госпрограммы, достаточно разослать методичку в центры занятости по всей стране. В артели должен быть свод правил (не пить, не курить), старший, который заранее приедет на место подряда, посмотрит условия труда и проживания. А государству останется только контролировать. И все заработает.

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

Никита КРИЧЕВСКИЙ, экономист, профессор:

Заменить артелями шабашников!

— Многие бизнесмены жалуются, что мигранты влетают им теперь в копеечку. Если раньше разнорабочий на руки получал 35 — 40 тысяч рублей, то сейчас меньше, чем на 50 — 60 тысяч, никто не соглашается.

— Да. Это так…

— Плюс налоги, страховые взносы…

— 37,5%. А когда они въезжают — 20 тысяч рублей еще, это медосмотр и так далее. Плюс надо оплачивать проездные билеты, а еще дать им рабочую одежду. Конечно же, кормить… На еду уходит 600 рублей в день.

— Это на питание-то?

— 600 рублей в день, да, это питание, необходимый калорийный уровень для рабочего в холодной климатической зоне. Условно говоря, по 200 рублей там завтрак, 200 — обед, 200 — ужин.

— И во сколько вам обходится в целом иностранный работник?

— 110 — 120 тысяч рублей.

— А вот интересно, ваши представители за мигрантами прямо выезжают, например, в Узбекистан?

— Это уже даже не наши. Уже заместитель министра строительства Стасишин туда выезжает. Договаривается с главой республики, чтобы организованно привезти рабочих.

— А почему местные у нас в строители не идут?

— Это же тяжелая работа. Бетон, холод, все время на улице. Надо вязать арматуру, делать кладку в любую погоду, круглые сутки. Это же не пиццу развозить.

— Может, нужна какая-то госпрограмма по решению этих проблем?

— А какая может быть госпрограмма? У нас же просто людей не хватает физически для тех объемов строительства, перед которыми стоит страна. Это же элементарная арифметика.

— То есть один выход — просто искать рабочих?

— Конечно. Весь мир так делает. Даже в Америке, где 350 миллионов население, на стройках работают приезжие из Мексики.

— А может, все-таки попытаться местных использовать, Арас Искендерович?

— Найдите мне их! Я бы с удовольствием. Но не могу их найти.

— Это на какие стройки?

— Космодром в Амурской области, аэропорт на Камчатке…



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня