Агата Муциниеце: «Актерскую работу можно назвать игрой с дьяволом» | Кино | Культура

Стиль


Фильмом закрытия 6-го фестиваля нового российского кино «Горький fest» стала драма Яны Климовой-Юсуповой «Просточеловек». Это история о двух молодых людях — Лоре (её играет Агата Муциниеце) и Саше (роль Филиппа Авдеева), которые собираются уезжать в Испанию, где родители девушки купили им квартиру и собственный бар. Но поездка оказывается под угрозой срыва, когда друг приносит Саше документы, которые раскрывают личность его матери, давным-давно оставившей младенца в роддоме (Чулпан Хаматова). Мать и бабушка Саши (Евгения Симонова) находятся в долгах, им угрожают коллекторы, и теперь он должен сделать непростой выбор — уехать в новую страну и в новую жизнь вместе с Лорой или остаться и помочь той, кто когда-то предал его.

Накануне показа фильма aif.ru поговорил с актрисой Агатой Муциниеце о её роли в «Просточеловеке», трудностях актерской карьеры и о том, каким она видит счастье своих детей.

Фото: Кинопрокатная компания «Белые ночи»

Игорь Карев, aif.ru: «Просточеловек» — это фильм про кого? Про Сашу, который вдруг нашел давно потерянную мать, или же про Сашу и Лору, которые на пару очень активно рушат свои отношения недомолвками и секретами?

Агата Муциниеце: Для меня этот фильм больше о поиске ответов на вопросы. Все герои картины пытаются понять, зачем они живут, для кого, как им жить — задают себе самые насущные вопросы, которые волнуют всех людей на протяжении всей жизни. У наших героев, наверное, в момент знакомства были одинаковые ответы. Они разные, но не зря говорят, что противоположности притягиваются. Саша был для Лоры новым, неизведанным миром — как и она для него. К тому же моя героиня любит спасать других людей, и в какой-то момент она решила спасать Сашу, заняла по отношению к нему своеобразную материнскую позицию, потребовав в ответ за свою заботу его благодарность. Ей нравится такая схема, такие отношения, она хочет так жить и дальше.

— Саше, наверное, сначала нравилась такая забота…

— Да, какое-то время подход Лоры работал, но когда у Саши появилась собственная проблема, к которой она не имела отношения, вся тщательно выстроенная ею конструкция посыпалась.

Агата Муциниеце: «Актерскую работу можно назвать игрой с дьяволом» | Кино | Культура
Фото: Кинопрокатная компания «Белые ночи»

— В реальной жизни такое бывает?

— Конечно! Я думаю, именно поэтому «Просточеловек» будет актуальным. Я у многих пар вижу, как за идеальной картинкой скрывается настоящая жесть — люди друг друга не понимают, не слышат, не любят, но продолжают жить вместе. Такое происходит и у Саши с Лорой.

— А почему так происходит?

— Мне кажется, что это накапливается со времени, а начаться может с самого безобидного пустяка. Например, кто-то о чем-то умолчал, когда в отношениях всё хорошо, чтобы не портить момент счастья. Но этот путь ведет в ловушку — либо для одного, либо для другого, либо для двоих сразу. Затем они начинают умалчивать о своих желаниях, о том, что вызывает негодование, раздражение… А дальше люди перестают говорить на одном языке, боятся высказать свои мысли — и всё, ворота закрываются, а пара оказывается по разные стороны забора.

— Вам понравилась эта роль?

— Знаете, я счастлива, что смогла сыграть такую героиню. Мне часто предлагают играть «жен олигархов», но этот год у меня выдался удачным на интересные роли. Недавно мы закончили снимать сериал «Стая» (дата выхода пока не назначена — ред.), где я играю психолога, собравшего кучу подростков-правонарушителей — она тоже очень непростая женщина, и для меня это любопытный эксперимент.

Агата Муциниеце: «Актерскую работу можно назвать игрой с дьяволом» | Кино | Культура
Фото: Кинопрокатная компания «Белые ночи»

— А вы любите жесткие роли или более женственные?

— Жесткие (смеется). Это ближе к моему характеру, мне интересно разбираться в героинях, у которых много чего произошло в жизни. К тому же мне не очень поддаются женственные роли — я сама со стержнем. Режиссер Марк Горобец, когда описывал моего персонажа в «Стае», сказал, что она должна быть такой же сильная, как я.

— То есть вы — сильная?

— Да!

— Это у вас с детства или вы воспитывали необходимые черты характера?

— Я не знаю, кажется, я всегда была сильной, любила рисковать и добивалась, чего хотела. Воспитать подобное, наверное, можно, но я наблюдаю за своими детьми и вижу, что в них уже с детства заложены какие-то черты, которые и нужно направлять и шлифовать.

— У вас двое детей. Кем вы их видите во взрослой жизни?

— Я вижу их просто счастливыми людьми. Хочу, чтобы им нравилось, что они делают, нравилась их жизнь, хочу, чтобы у них было меньше метаний — поиска себя, поиска профессии. Хочется, чтобы они легко нашли то, чем им нравится заниматься. А кем они будут работать, сколько зарабатывать — меня это не волнует.

Агата Муциниеце: «Актерскую работу можно назвать игрой с дьяволом» | Кино | Культура
Фото: Кинопрокатная компания «Белые ночи»

— Актерскую профессию им посоветуете?

— Сложно советовать, выбор сугубо индивидуален. Но актерская профессия очень тяжелая в моральном отношении, актер должен уметь справляться с влиянием ролей на психику и не впадать в депрессию. Уметь принимать конкуренцию, привыкнуть к тому, что могут выбрать не тебя, а кого-то другого — а это очень обидно и больно. Надо быть готовыми к испытанию славой, к тому, что гладкой карьеры не будет. Я бы назвала это игрой с дьяволом — тебя может увлечь энергия выдуманных персонажей, и нужно научиться справляться с этой энергией, не поддаваться ей, останавливаться на грани и возвращаться обратно в себя. Многие сходят с правильного пути. Конечно, можно просто ментол в глаза накапать и прорыдать весь день, но это не означает быть артистом.

— А к театральной работе вы как относитесь?

— Театр и кино это разные виды искусства, конечно. Они сильно отличаются, в театре другая манера игры. Но в какой-то точке они пересекаются, и одно должно подпитывать другое — ведь удержание живого зрителя требует совсем иных навыков, чем делать пятьдесят дублей на камеру. Мне кажется, надо быть и там, и там. Сейчас я как раз репетирую антрепризный спектакль «Закрой глаза» по пьесе Леонарда Герша «Эти свободные бабочки», в нем играют ещё Ольга Кабо и Аристарх Венес. Очень серьезная пьеса про отношения мамы и сына — как раз ещё один вариант произведений о семье и о боязни любви.



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня