Алена Хмельницкая о съемках для Netflix: Психовала жутко — ведь никогда не играла на иностранном языке!

Стиль


Российская актриса Алёна Хмельницкая рассказала, как снималась в шпионском боевике «С холода», который смотрит весь мир

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

В коце декабря компания Netflix выпустила восьмисерийный шпионский боевик «С холода» (In From the Cold), который очень быстро занял вторую строчку в рейтинге самых популярных сериалов видеосервиса. Отечественный зритель тоже оценил картину высоко, ведь две ключевые роли там играют российские актрисы. Одна из них, Алена Хмельницкая, в эфире Радио «КП» рассказала о своем опыте съемок в успешном западном проекте.

О чем фильм

Главная героиня Дженни (Маргарита Левиева) в молодости была агентом КГБ и виртуозным киллером со сверхчеловеческими способностями. Потом она отошла от дел, притворившись простой американской обывательницей. Но хитрое ЦРУ выводит бывшую шпионку на чистую воду и шантажом заставляет ее принимать участие в сложном детективном расследовании. В фильме много ретроспекций из российского прошлого Дженни. Молодую героиню играет Стася Милославская, а ее начальницу – Алена Хмельницкая.

— Как вы попали в проект? Сами вышли на кастинг?

— Нет. Самим себя предлагать не принято, тут без помощи агента не обойтись. Ты ведь даже не понимаешь, куда кидаться. Надо сказать, я человек реалистичный, совсем не думала – не гадала о каких-то международных проектах. Но у актерских агентов есть некий чат с иностранными агентами, в том числе, агентами Netflix. И вдруг поступил такой запрос в нашу страну: нужна актриса примерно моей возрастной категории (плюс-минус 50 лет), такой-то типаж…

— Но вы же не выглядите на 50 лет.

— Могу выглядеть, могу не выглядеть. Сейчас, наверное, после 35 уже непонятно, кому сколько лет, да и неважно. Тем не менее, есть некий типаж, описание персонажа, описание характера. Мой агент послала мои фотографии, ссылки на фильмы, на сети. Видимо, авторов фильма мой образ устроил, и они прислали пробы. Я должна была сделать две сцены: на русском языке и на английском. Не очень люблю самопробы (это когда сам себя на телефон снимаешь), но мне не нужно было говорить на безупречном английском, ведь я играю русскую. Да и старшая дочь Саша очень мне помогла. Она стала мне прекрасным партнером, потому что сцена была диалоговая и сложная. Я там кричу, плюю Ане Петровой (Стася Милославская ее играла) в лицо. Поскольку Саша училась за границей, она хорошо знает английский. Огромный процент успеха – что я вообще записала эти пробы, что вообще прошла на роль – принадлежит моей Саше, я не устаю ее благодарить. Записывались мы в три часа ночи, когда вся семья уже спала. Я психовала жутко, потому что никогда не играла на иностранном языке, и это оказалось не так просто, как мне казалось, поэтому было бесчисленное количество попыток.

Кадр из фильма «С холода»

Кадр из фильма «С холода»

— Но вы же французскую спецшколу окончили, поэтому английский должен у вас пойти легко.

— Я не первый раз столкнулась с языком, естественно, и французский, и на английском я достаточно нормально на бытовом уровне говорю. Но играть на иностранном языке – это надо приноровиться. Потом, когда я уже снималась, я поняла, что мне нужно вызубрить текст вплоть до междометий, чтобы вообще не вспоминать ни о чем. И только тогда я уже могу играть, входить в роль. А когда ты прочитала по три раза, тебе кажется, что выучила, но на самом деле этого недостаточно. Поэтому у меня были жуткие «затыки», я злилась на себя страшно, что не могу выговорить что-то. Но благодаря Саше все получилось.

— Отправили вы пробы, а дальше?

— Достаточно быстро пришел ответ. Они были заинтересованы, но не сказали сразу «да», у них были еще кандидаты на роль, поэтому они взяли какое-то время подумать. Пока меня н утвердили, я (видимо, такая защитная реакция организма) я не верила, что все реально.

— Вы собирались участвовать в проекте «Танцы со звездами», от которого в итоге отказались все-таки.

— Да. К сожалению, съемки в кино и в «Танцах» попали на один временной отрезок. Но продюсеры «Танцев со звездами» меня поняли, спасибо большое. Может быть, еще когда-нибудь позовут, я еще потанцую.

— А на съемки вы поехали в Мадрид. Там снимали все – включая Москву 90-х.

— Я там провела три месяца, а съемочная группа еще больше. Так получилось, я заболела коронавирусом в прошлом январе и не могла прилететь в назначенный срок. И съемки задержали, но не из-за меня, а потому что в Мадриде была страшная метель, выпал снег, по главной улице люди ходили на лыжах, все играли в снежки. Такого не бывало никогда. А тем временем я выздоровела, пришла в себя, и через три недели присоединилась к группе. Но я была в таком плохом состоянии на самом деле…

— Вы говорили, что не нравились себе в тот период…

— Не то, что не нравилась, просто меня накрыла, как это бывает после ковида, какая-то депрессия, апатия жуткая, не хотелось ничего. Это какое-то химическое воздействие вируса. И я безумно благодарна судьбе за этот проект, который заставил меня на 200 процентов включиться в жизнь, плюс язык, плюс другая страна на три месяца. Это была такая крутая реабилитация. В Мадриде я уже окончательно пришла в себя.

— Не боялись, что сериал станет типичной голливудской клюквой про русских? Давали советы авторам, как сделать Россию более похожей на настоящую?

— Во-первых, я прочитала сценарий, поэтому понимала, что здесь речь не идет о плохих русских. Это международная шпионская история, где нет вообще ни хороших, ни плохих. Здесь истории разных разведок, плюс еще испанские супернационалисты, которые тоже делают всякие неблаговидные вещи. Но каких-то сильно «клюквенных» американских клише про русских в сценарии не было. Наш прекрасный шоураннер Адам Гласс, автор идеи, «отец проекта», говорил, что хочет сделать все максимально правдиво: «Я хочу сделать фильм достоверным, поэтому на роли русских пригласил именно русских актеров». Американцы там играют американцев, испанцы – испанцев. Но я очень следила за переводом реплик на русский язык. Потому что он не всегда соответствовал тому, как мы разговариваем. Например, мой сотрудник в разведке говорит: «Товарищ Петрова…». Я включалась: «Знаете, мы так обращаемся. Нужно или «товарищ полковник», или по имени-отчеству. «Товарищ Петрова» — это немножко из «Цирка» Александрова. Или, например, в английском языке часто встречается Mother Russia, «Россия-матушка». Но в разговорной речи мы этот оборот употребляем либо в юмористическом контексте, либо в фольклорном. Ну и в целом мы со Стасей Милославской наши диалоги с ней, скажем так, адаптировали.

Кадр из фильма «С холода»

Кадр из фильма «С холода»

— Московское метро тоже снимали в Мадриде. Но вышло совсем не похоже. Потому что наше метро – система подземных дворцов, а в фильме – подвальчики, как в Европе.

— Это самая старая станция метро в Мадриде. И художники сделали все от них зависящее, чтобы достичь сходства. Вход в метро, например, украсили кафельными панно, поэтому на современное метро немножко похоже. Очень старались. Зато все остальное, что касается российских деталей – кабинеты, квартиры – было воссоздано на высшем уровне. Я не знаю, где они брали все эти наши штучки, вплоть до банок в горошек для сыпучих продуктов (помните, такие были?). Где-то нашли сладости раздобыли – зефир, пастилу. В перерывах я все рассматривала, и все это было сделано круто.

— Как у вас сложились отношения со Стасей Милославской? Она сейчас восходящая звезда. Вы подружились?

— Возьму на себя смелость сказать, что подружились. Мы и сейчас общаемся, перезваниваемся. Она замечательная, такой стойкий оловянный солдатик, вся в профессии. Абсолютно без звездных заморочек. Конечно, ей было тоже сложно. Но вообще, всем было сложно, три месяца вдали от всех своих.

— Насколько вам было комфортно сниматься в заграничном коллективе?

— Интересно, потому что сложилась международная компания. Первые две серии снимала режиссер-американка, потом – с третьей по шестую – два испанца. А последние серии снимала женщина из Дании. Это американская практика – приглашать несколько режиссеров. При этом оператор один, операторская группа одна и та же, и стиль выдерживается один и тот же. Причем вместо датчанки Адам Гласс подумывал взять женщину-режиссера из России, потому что там очень много эмоциональных сцен. Во время съемок он меня спрашивал о наших. Я ему дала ссылки на Наташу Меркулову и Анну Меликян.

— Вас и Стасю Милославскую наш зритель знает, а Маргарита Левиева нам совсем не знакома.

— Те, кто смотрит американские сериалы, ее знают. Она снималась в прекрасном сериале The Deuce («Двойка»). Маргарита уехала с родителями в США ребенком, поэтому она абсолютная американка. Но при этом очень хорошо говорит по-русски, практически без акцента.

— А кто играл девочку Фаину? У нее вроде акцента особого нет, а интонации совсем не русские.

— Интонирование украинское, потому что у нее мама с Украины, а сама она живет в Англии. Поэтому она говорит по-русски, но вот с такой интонацией. Украинско-лондонский акцент.

— А каково вам было играть максимально жесткую и злую женщину? Вы на нее похожи?

— Это всегда интересно: отойти от себя, делать что-то, чем ты не являешься. Но я вообще хочу сказать, что меня достаточно часто и у нас приглашают на роли таких жестких дам. Видимо, так меня видят, есть у меня во внешности такая стальная нота, что ли. Это совсем не я, на самом деле. Но играть мне было кайфово, особенно в пластическом гриме, состарившем меня лет на 20. Мне было в этом возрасте еще комфортнее, что ли.

— Многие артисты говорят, что в пластическом гриме играть тяжело.

— Прогресс идет вперед, современный грим достаточно легко чувствуется на лице. Я через полчаса про него забывала. Он был очень натуральный. Однажды ко мне подошла женщина из массовки и говорит: «Алена, я вас узнала. Но сколько вам лет? В соцсетях вы гораздо моложе».

Кадр из фильма «С холода»

Кадр из фильма «С холода»

— А философские мысли возникают – о том, какой вы будете через 20 – 30 лет?

— Конечно, возникают. Мне нравится, если буду выглядеть, как в «возрастном» гриме. Мне кажется, я получилась классная.

— Ваша героиня произносит довольно много эффектных фраз. Например, «если есть шанс поиграть в бога, им надо воспользоваться». Вы согласны с ней?

— Нет, я так не заигрываюсь, я человек верующий. Мне кажется, любая попытка поиграть с судьбой заканчивается наказанием. Но я знаю таких людей, как моя героиня.

— А вы рассчитываете на какое-то продолжение? Возможно, вам будут поступать еще какие-то предложения от Netflix, от других каналов.

— Не сильно на это рассчитываю, но понимаю, что такая возможность есть. Это замечательно, что новое кино открывает возможности и для молодых артистов, и для таких, как я, немолодых. Уходят эти границы, которые есть у нас в голове. Поэтому учите языки, занимайтесь своей профессией, и все будет, все к вам придет.



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня