«Мисс Марвел»: озорной сериал Marvel про супергероиню-фантазерку с пакистанскими корнями

Стиль


На стриминге Disney+ завершился мини-сериал «Мисс Марвел» — шоу про американскую школьницу пакистанского происхождения, которая получает невероятные способности. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, чем «Мисс Марвел» отличается от других частей франшизы — и почему сериал кажется большой удачей, несмотря на имеющиеся проблемы.

16-летняя Камала Хан (дебютантка Иман Веллани) угорает по Мстителям, а в особенности по Кэрол Дэнверс, про которую любит сочинять фанфики. Сама она, впрочем, и не надеется стать супергероиней, поскольку убеждена, что девочкам с ее цветом кожи (она пакистанка…) и местом жительства (…из Нью-Джерси) не дано спасать мир. Поэтому самое трудное в ее жизни — отпроситься у строгих родителей на гик-конвент AvengerCon, сдать на права и раскрутить свой YouTube-канал (последний ролик за две недели набрал всего пять просмотров и два комментария — от лучших друзей). Все меняется, когда в руки Камале попадает старинный браслет, переданный бабушкой из Пакистана. Он наделяет девушку сверхсилами, из-за чего она становится целью секретной правительственной службы — и опасных созданий из другого измерения.

«Мисс Марвел» — довольно любопытный эпизод в развитии киновселенной Marvel (КВM). На то есть несколько причин, но начать хочется с этой: мы наконец подобрались к той точке, где в проектах Marvel на главных ролях снимаются люди, выросшие на проектах Marvel. Когда вышел первый «Железный человек», Иман Веллани было шесть лет. Роль Мисс Марвел она получила в 18. А в 19 уже хихикала на съемках одной из финальных сцен (как бы невзначай разделяющей КВM на «до» и «после») и срывала дубль за дублем — из-за того, что не могла сдержать восторга от происходящего. Справедливости ради, ее можно понять, эта сцена действительно вызывает один только восторг. В финальный монтаж вошла попытка, где Веллани все-таки выдала какое-то подобие серьезности. Но вообще, для «Мисс Марвел» это редкий случай — серьезность здесь не то чтобы ценится.

Это именно что подростковая комедия, в известной степени беззаботная и приземленная, достаточно дурашливая, если вовсе не дурацкая. Она заметно разнится в тональности с остальной франшизой — ближайшим здесь сородичем, пожалуй, будет хулиганский «Локи», где шоураннерка «Мисс Марвел» Биша К. Али служила одной из сценаристок, но и там в конечном счете все упирается в высокопарный экзистенциализм, так что мимо. Не вполне ясно, до какой степени Веллани, собственно, играет, а до какой просто находится в кадре в естественном агрегатном состоянии. Но оно и не важно: это блестящая кастинговая находка, даже если затем выяснится, что озорной фантазеркой из Нью-Джерси диапазон юной артистки исчерпывается. В «Мисс Марвел» она моментально очаровывает — и ее обаяния вполне хватает на все шесть эпизодов с похрамывающим темпом и не самыми очевидными драматургическими решениями (тут, например, действуют сразу две группы антагонистов, но от одной избавляются откровенно халтурным образом и впустую растрачивают весь накал).

Еще один козырь «Мисс Марвел» — выпуклая этническая составляющая, от которой в кои-то веки не разит эксплуатейшном. Происхождение и вера Камалы Хан играют ключевую роль в местном сюжете: если разлепить сериал на две половинки (как раз по кучке антагонистов на каждую), то одна будет погружена в историю Пакистана (главным образом в раздел колониальной Индии), а вторая — в быт мусульман в современной Америке; связующей нитью окажется семья. Так что «Мисс Марвел», помимо прочего, — яркое подтверждение эффективности принципа «ничего про нас без нас»: бывшая стендаперка Биша К. Али тоже родилась в пакистанской семье и явно знает, о чем говорит (и о чем шутит).

Это заметный шаг вперед даже на фоне предыдущего «Лунного рыцаря», который не только инкрустировал в киновселенную Marvel египетскую мифологию (поскольку скандинавской и греческой, очевидно, недостаточно), но еще и с подачи режиссера Мохамеда Диаба спровоцировал некоторый политический скандал: в саундтрек взяли песню опального исполнителя Хассана Сакоша, работающего в жанре махраганат (остросоциальный андеграундный рэп, активно подавляемый властями Египта). За счет этого Диаб хотел уйти от стереотипного ориенталистского изображения страны и попытаться хоть мельком показать, как обстоят дела на самом деле. На случай, если вдруг принимаются заявки, то продюсеры Marvel, которые пока оставляют Елену Белову в обойме франшизы, могли бы обратить внимание на песни «Порнофильмов» и Anacondaz.

Однако «Лунный рыцарь» все равно остался историей про западного героя, действующего посреди египетского сеттинга. «Мисс Марвел» поступает иначе — и тем самым добивается одной важной вещи. В 2008 году из первого «Железного человека» шестилетние девочки со смуглой кожей действительно не могли выяснить, что им тоже по силам спасать мир. Если задуматься, там вообще утверждалось, что мир поддается в лучшем случае заносчивым миллиардерам, вздумавшим пересмотреть свое отношение к жизни (вот уж действительно фантастическая концепция). Сегодняшним шестилетним девочкам со смуглой кожей повезло гораздо больше — у них есть «Мисс Марвел».



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня