Почему назначение Мовалолы Огунлези дизайн-директором Yeezy Gap — поворотный момент в истории моды

Стиль

Коллаборации дизайнеров с масс-маркет-брендами отнюдь не новость, однако 10-летний контракт между Gap и маркой Канье Уэста Yeezy — совсем другая история. По условиям соглашения, о котором было объявлено в твиттере 26 июня, Gap будет выплачивать Yeezy авторские отчисления и потенциальный капитал, предоставив Уэсту и его команде разрабатывать совместную линейку «современной, усовершенствованной, базовой одежды» для глобальной аудитории. 

Уэст также сообщил, что дизайн-директором нового проекта станет Мовалола Огунлези, 25-летняя дизайнер нигерийско-британского происхождения, чей собственный бренд Mowalola известен сексуальной квир-эстетикой в духе афро-панка. Можно как угодно относиться к Уэсту и его музыке, дизайнерским способностям или политическим амбициям, но его решение поставить во главу такого амбициозного проекта черную женщину достойно восхищения. 

Больше темнокожих женщин-дизайнеров на руководящих должностях

Модная индустрия с завидным постоянством эксплуатирует визуальные коды афрокультуры, однако, когда речь заходит о том, чтобы дать ее представительницам ресурсы и возможность транслировать свое наследие в массы, ситуация выглядит куда печальнее. Почти все те немногие темнокожие дизайнеры, что получили руководящие позиции или сотрудничали с крупными брендами, — мужчины. Один из ярких примеров — креативный директор мужской линейки Louis Vuitton Вирджил Абло. Поэтому сейчас особенно приятно видеть, как черная женщина, заслужившая уважение своих коллег и многочисленную фан-базу по всему миру, наконец получила возможность представить широкой аудитории свое видение.

Неудивительно, что эта история произошла на фоне нынешнего кризиса. Даже если не брать в расчет расовый аспект, о котором индустрия моды стала говорить чаще, интерес к черным женщинам-дизайнерам растет с каждым годом. Особенно в Лондоне, где Огунлези и ее современницы создают живые, прогрессивные проекты, не обременяя себя рамками мейнстрима. «Я нигерийка, и, что бы ни сделала, люди будут воспринимать это с точки зрения моего происхождения, — говорила Огунлези в своем прошлогоднем интервью Vogue. — Но мне не кажется, что я должна называть себя «африканским дизайнером». 

Мовалола Огунлези

Куда важнее художественная и эстетическая составляющие, а также стремление этих дизайнеров работать сообща. Одной лишь модой дело не ограничивается. Так, Огунлези вместе с фотографом Рут Оссаи работала над проектом, вдохновленным нигерийским музыкальным направлением «хайлайф», и показала его на выставке в Бруклине. А еще выпустила короткометражный фильм с музыкантом Ивом Тюмором в главной роли, участвовала в создании первой коллекции одежды Boiler Room и стилизовала клип Skepta Pure Water. В 2019 году Огунлези показала в Лондоне иммерсивную арт-инсталляцию Silent Madness с элементами психоделики. По словам дизайнера, в этой работе она «хотела объединить все свои главные источники вдохновения: музыку, кино и людей».

Другой яркий пример — британско-ямайский дизайнер Грейс Уэльс Боннер, победительница конкурса LVMH Prize 2016 года. В прошлом году она представила в лондонской галерее «Серпентайн» серию проектов, посвященных черной визуальной культуре и креативным практикам. Ее коллега Бьянка Сандерс, которая в этом году попала в список самых перспективных предпринимателей в сфере культуры младше 30 лет Forbes, в июне выпустила зин о расовой идентичности — в этом ей помогли гарлемский фотограф Джошуа Вудс, стилист Мэтт Холмс и модель и писательница Джесс Коул.

Подобные инициативы, наряду с коллекциями и показами, раскачали лондонскую модную сцену, а заодно привлекли внимание крупных брендов, которые давно находятся в поиске свежих идей и хотят выглядеть современно, в том числе зарабатывая очки по теме инклюзивности. Barbie предложили Огунлези одеть культовую куклу в свои наряды в честь 60-летия со дня выпуска игрушки. Dior попросили Уэльс Боннер придумать собственную версию классического силуэта New Look и жакета Bar для круизной коллекции 2020, которую показали в Марракеше. Кроме того, дизайнер работала над мужской линейкой Manolo Blahnik. 

Читайте также

Как создавалась новая версия легендарного жакета Dior

Еще одна молодая звезда мужской моды Мартин Роуз, чья штаб-квартира базируется в лондонском районе Тоттенхэм, успела поработать с Nike, Timbaland и Napapijri, а также выступала консультантом Balenciaga под началом Демны Гвасалии.

Мовалола Огунлези с моделью на Arise Fashion Week, 2019

© Bennett Raglin

Эффект Канье

Трудно воспринимать такие бренды-химеры, как Yeezy Gap, без доли скептицизма. Уэст — противоречивый персонаж: он открыто поддерживал Дональда Трампа, а 4 июля, в День независимости США, и вовсе заявил о намерении баллотироваться в президенты. Прибавьте к этому тот факт, что Gap отказались от коллаборации с брендом Telfar, превью которой показали в январе, о чем стало известно вскоре после новостей от Канье. Очевидно, масс-маркет-гигант не преследует глобальных целей произвести переворот всей системы. 

Говоря о работе с Yeezy, Gap называют эту коллаборацию «местом, где визионерская креативность соединится с культовым брендом». К слову, для Уэста это сотрудничество станет своеобразным возвращением к истокам: в подростковом возрасте он работал в одном из чикагских магазинов Gap. Но не стоит забывать, что эта марка давно перестала быть актуальной и приносить большую прибыль. В одном только прошлом квартале компания заявила об убытках на сумму 932 миллиона долларов. Безусловно, Уэст — один из самых обсуждаемых и успешных деятелей современности: его собственный бренд оценивается в три миллиарда долларов, а продажи кроссовок из коллаборации с adidas принесли, по подсчетам Forbes, 1,5 миллиарда долларов. Очевидно, Gap тоже хотят попасть в луч славы Уэста и привлечь внимание его фанатов. И, похоже, рынок разделяет их оптимистичный подход: в тот день, когда стало известно о грядущей коллаборации, акции Gap выросли на 42 процента.

Инвестиции в изменения

Подобные проекты с большими брендами могут обеспечить молодым независимым дизайнерам внушительное портфолио, но такой интерес со стороны массовой аудитории редко работает на долгосрочную перспективу. Модельерам нечасто выпадает возможность продемонстрировать свое видение во всей красе и воспитать определенный пул покупателей, который станет залогом их успешной и продолжительной карьеры. Когда кто-то из них попадает на престижную должность в большом бренде, зачастую их имена известны лишь инсайдерам индустрии.

По крайней мере, так было до недавнего времени. Назначение Огунлези дизайн-директором одного из самых известных в мире брендов может стать поворотным моментом в истории. Возможно, это знак того, что индустрию ожидают глобальные перемены, что люди, у которых есть власть (а значит, и деньги), начинают понимать значимость темнокожих женщин-дизайнеров.

Первая коллекция Yeezy Gap под руководством Огунлези увидит свет в 2021 году. И, если верить ее прошлогоднему интервью для Vogue, к тому моменту многое может измениться. «Я стараюсь мыслить деструктивно, — говорила она. — Единственный способ изменить ход вещей — полностью разрушить их и создать нечто новое с нуля. Это конец старого мира и начало нового, предназначенного для молодого поколения».

Источник: https://www.vogue.ru/fashion/pochemu-naznachenie-movaloly-ogunlezi-dizajn-direktorom-yeezy-gap-povorotnyj-moment-v-istorii-mody

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня
Добавить комментарий