Своя в доску. Нине Руслановой нужно было играть, чтобы жить | Персона | Культура

Стиль



«Тяжело смотреть, как мама угасает. Была бы возможность – снимала бы кино, в котором бы она играла. Просто чтобы работала. И жила…»

Оправдать фамилию

Это признание дочь Нины Руслановой Олеся сделала лет семь назад. К тому времени народная артистка уже пере­несла два инсульта. После второго речь была нарушена. Работа в кино автоматически прекратилась. Нина Ивановна чахла и медленно уходила. Потому что без работы не могла ни жить, ни дышать. Кино и в меньшей степени театр всегда были её состоянием души.

Вроде жива, а не видно, не слышно. Где она, что с ней? Лишь изредка доходили скупые новости о состоянии здоровья актрисы. Чаще неутешительные, крайне редко – дававшие крохотную надежду.

Все последние годы рядом с Ниной Руслановой были только дочь Олеся и внук Костя. ­Самые родные, самые любимые. Они радовали её, сопереживали, поддерживали как могли. Но чем можно помочь актрисе, для которой всегда была на первом месте работа, на втором – работа. И на треть­ем – тоже работа…

А как могло быть иначе, если в детдоме ей «присвоили» фамилию певицы «всея Советского Союза» Лидии Руслановой? Надо же было оправдывать её. Нина Ивановна оправдывала. Не на 100 даже – на 200%. Хотя, по большому счёту, никогда ничего не играла. Просто жила в кадре – и всё. И мы видели, какая она эксцентричная, резкая, чуднАя. А ещё – «своя в доску». Простая. Настоящая. Из народа. Никогда не строившая из себя недосягаемую звезду.

Страна рыдала

Режиссёры не заваливали Русланову главными ролями, при этом невероятно ценили. И обойтись без неё многие просто не могли. А многие – это, на минутку, Владимир Бортко и Андрей Смирнов, Игорь Масленников и Алексей Герман, Кира Муратова и Эльдар Рязанов, Георгий Данелия и Юрий Кара, Вадим Абдрашитов и Родион Нахапетов, Валерий Усков и Владимир Краснопольский… Словом, весь цвет советского кинематографа.

Если затевалась комедия с участием Руслановой, почти всегда было сразу понятно, что получится хорошо. Но и в мелодраме, и в драме она, без сомнения, была на своём ­месте, проживая беды и страдания героинь как собственные. Потому что уникальная. В единственном экземпляре.

Неслучайно цепкий взгляд прокладывавшей дорогу в кино Киры Муратовой вытащил из массы советских красоток на главную роль в «Коротких встречах» именно «блёклую» Русланову. Да ещё в пару с Владимиром Высоцким. Это была первая крупная работа одесского режиссёра. И дебют в кино 22-летней Нины Руслановой. Фильм пролежал на полке 20 лет. Но для актрисы признание даже спустя два десятилетия было ценным. И важным. Не больно её баловали наградами да премиями.

К счастью, всесоюзная по­пулярность пришла к ней гораздо раньше. Нине было 26, когда началась демонстрация многосерийного фильма «Тени исчезают в полдень». Руслановой досталась роль Марьи Вороновой. И она справилась с ней блестяще. Спустя три года Данелия доверил Нине сыграть подружку Афони в одноимённой картине. А ещё через четыре года вся страна рыдала у телевизоров, следя за перипетиями Будулая, Клавдии и прим­кнувшей к ним Катьки-Аэропорт. Грубоватой, вздорной, но, как многие женщины, желающей любить и быть любимой. «А хозяйственный ты, мужик, Цыган, примешь меня? Нужен мне в доме такой хозяйственный мужик!» – пытается кокетливо заигрывать с Будулаем Катька-Аэропорт. Ох, и надолго же потом приклеилась эта кличка к актрисе! Пострадала даже дочь Нины Ивановны Олеся – и ей вслед кричали: «А-а, дочка Катьки-Аэропорт!»

Совсем не тень

Нравилась актрисе или нет такая слава, но она была оглушительной. И заслуженной. Русланова не потерялась на фоне главных героев, не оказалась бледной их тенью. Была на экране яркой, самодостаточной. Запомнилась и полюбилась зрителям. А не это ли – мечта всех актёров?

После «Теней…» и «Цыгана» Нина Ивановна могла бы уже ничего больше не играть – популярности хватило бы до конца дней. К счастью, по отношению к Руслановой режиссёры не были слепы. И она блистала, как бриллиант. Отдавая всю себя. Все силы, время, талант. ­По-другому не могла. И не ­хотела.

В комедии Аллы Суриковой «Будьте моим мужем» героиня Руслановой Альбина Петровна – хозяйка дома. И не запомнить эту взбалмошную тётку невозможно! В «Собачьем сердце» Владимира Бортко – простая кухарка. В мелодраме «Валентин и Валентина» – мама главного героя, проводница поезда. В драме «Завтра была война» – мама Искры. В рязановских «Небесах обетованных» – тверская тётушка-портниха… Тут бы и сказать: эх, не рождена была детдомовка Русланова играть королев! Но  нет!

В картине «Хрусталёв, машину!» у Алексея Германа она сыграла жену генерала. А Светлана Дружинина не побоялась выдать «простой женщине» Руслановой платье Анны ­Иоанновны. Хотя бы и не императорское.

Одним из любимых зрителями сериалов стала «Зимняя вишня», в котором № 1 была назначена Елена Сафонова. Но без Руслановой и Удовиченко, сыгравших близких подруг главной героини, у Игоря Масленникова такой трогательной истории не вышло бы. И как бы ни хорохорилась бухгалтер авто­базы, сильная и независимая Лариса Павловна («Лезть опять в петлю замужества?»), ночью, уткнувшись в подушку, она всё равно мечтала о любви… Как в мелодраме «Москва слезам не верит» без Тоси и Людмилы не была бы такой яркой история любви Катерины, так и в «Зимней вишне» одна судьба подыгрывает ­другой…

Женская доля самой Нины Руслановой была незавидной. Большой любви – одной на всю жизнь – ей не выпало. Но муж был. И – спасибо судьбе – в 33 года стала матерью, хотя роды были сложные и врачи планировали спасать только её. Брак оказался коротким, а искренние дружеские отношения сохранились навсегда. Был и любимый мужчина ­потом. И довольно долго. Но…

Почему на закате Нина Ивановна вынуждена была тянуть лямку жизни без сильного плеча? Отчего такими тягостными были эти последние не дни – ­даже годы?

Актриса часто винила себя в том, что занималась карьерой, а не дочерью. А Олеся никогда не обвиняла Нину Ивановну, что получилось именно так. Если бы у Руслановой не было возможности играть, она умерла бы раньше… Её не стало 21 ноября – коронавирус.



Источник

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня