Виржини Виар о круизной коллекции Chanel

Стиль

Кроваво-красный закат, модели в темных, декорированных золотом одеждах на поцелованной солнцем коже.

«Для меня это своего рода ностальгия по югу Франции или острову Капри, где мы изначально планировали провести показ. Ностальгия по Средиземноморью: по легкому и практичному стилю тех мест, где нет громоздких роскошных платьев», — рассказывает о коллекции креативный директор Chanel Виржини Виар. 

«Съемки проходили отнюдь не на Лазурном Берегу: да, фоном служит средиземноморский пейзаж, но дело было в Париже», — поясняет Бруно Павловски, президент модного департамента Chanel и Chanel SAS.

Как и все на этой планете, Chanel осознают всю серьезность ситуации, с которой столкнулось человечество. В Доме разделяют гнев и отчаяние темнокожего сообщества и всех тех, кто выступает против институционального расизма и требует правосудия для Джорджа Флойда, Бреонны Тейлор и множества других невиновных, погибших от рук полиции.

«У Chanel есть четкая позиция, есть ценности, и они совершенно не вяжутся с расизмом, не важно, где мы его наблюдаем: в США или в любой другой стране мира, — говорит Павловски. — В этой ситуации для нас крайне важно заявить: «Мы не хотим жить в таком мире». Необходимо говорить вслух, что расизм неприемлем. Как бренд, мы осуждаем это явление и ни в коем случае не хотим быть его частью».

Позиция главы Дома куда более трезвая, чем пресловутое «шоу должно продолжаться». Вместе с тем оно продолжается — Chanel активно работали над новой круизной коллекцией и все-таки решили устроить показ, пусть и онлайн. К слову, такое же виртуальное шоу ждет кутюрную коллекцию в июле.

Пытаясь установить равновесие между новой коллекцией и посткарантинными порядками, Виржини Виар обратилась за вдохновением к красоте острова Капри, а новаторский показ назвала balade — «прогулкой», в переводе с французского, по средиземноморскому побережью.

Над нарядами дизайнер трудилась в течение всего нескольких недель в мае — вышло одновременно беспечно и замысловато. На снимках — легкий нестрогий крой, красочные, но по большей части темные цвета, сияющие подобно солнечным зайчикам вышивки и разрезы на юбках, обнажающие загорелые ноги.

Трудно ли было создавать эту чувственную и беззаботную красоту?

«Мы не снимали маски целыми днями, защищали глаза, сотрудницы ателье соблюдали дистанцию — сидели по одной за столом, — делится Виар. — Старались лишний раз не приглашать манекенщиц на примерки. Коллекция действительно получилась очень скромной. Освежили некоторые уже существующие модели: переосмыслили два жакета из трех, представленных в предыдущей круизной коллекции. Теперь они идут в комплекте с брюками. Отправляясь на отдых, вы ведь всегда берете с собой вещи любимые и проверенные, не так ли?»

Дизайнер призналась, что суть заключается в том, как эти вещи замиксованы между собой на снимках: «Расскажу об идее купального топа с вышивкой — я подсмотрела ее на одном концерте, исполнительница выступала в купальнике, усыпанном блестками. По-моему, очень симпатично, когда сумочка сочетается с кроп-топом, а на нем не просто вышивка, а бесценное наследие Франсуа Лесажа. От этого я и отталкивалась».

Другой интересный факт — на коллекцию Виар вдохновила отнюдь не La Pausa, вилла мадемуазель Шанель рядом с Монако. Помню, сам Карл Лагерфельд рассказывал мне о том, как его впечатлили изгибы лестницы в этом доме. «Это могло быть что угодно: Монако, Сен-Тропе или Канны, — поясняет Виржини. — Но я выбрала Капри, совершенно невероятное место. Еще появилась идея устроить выставку фоторабот Карла.

В самом начале двухмесячного карантина я так переживала — даже читать не могла. Все время думала о Chanel, о своей семье, обо всех запретах, часто вспоминала Карла. К тому же я довольно много готовила — отличное занятие, скажу я вам, на случай, если нужно отвлечься».

Читайте также

Виржини Виар о будущем: «Рука об руку искренность и реалистичность поведут меня вперед»

Виар с особым энтузиазмом описывает легкость коллекции: «Длинный кардиган, жакет, напоминающий своей текстурой губку, белый твид, блейзер из муслина, немного вязаного крючком трикотажа». Однако мысли дизайнера были далеки от отпуска на Средиземном море.

«Мне не хотелось противопоставлять круизный показ всей этой истории с коронавирусом — но и слишком печальным его делать не хотелось, бренду такое несвойственно, — объясняет Виржини. — Для меня Chanel — настоящее сокровище, такой островок спокойствия, который всегда тебя утешит и поддержит, словно сама жизнь».

Бруно Павловски обычно нечасто дает комментарии, но для Vogue президент модного департамента Chanel очень четко разъяснил, почему в Доме так ценят нынешнего креативного директора (напомним, в прошлом году Chanel решили не искать нового дизайнера, а повысить Виар, правую руку Карла Лагерфельда).

«Влияние Карла на Виржини очень велико, но у нее было достаточно времени на переосмысление наследия и мадемуазель Шанель. Карл об этом не раз говорил. Видение нового креативного директора все-таки немного отличается от того, что мы наблюдали в недавнем прошлом, Виржини вносит в эстетику Дома свою авторскую лепту, делает ее чуть более женственной, более, что называется, l’air du temps, в духе времени. Мы получаем немало комментариев от клиентов, которые видят собственный почерк Вирджини в сформированном Карлом стиле. Как по мне, все очень логично. Виржини уже внесла свой вклад в образ Chanel будущего». 

В октябре Дом надеется вернуться к традиционным показам, а пока Павловски сосредоточен на работе с многочисленными подразделениями Chanel в разных уголках мира. «Мы делаем много всего и повсюду — в Китае и везде, — говорит он. — Очень стараемся помочь людям в этой непростой ситуации, хорошо поработали в Италии и в США».

«Начало совершенно потрясающей инициативе было положено еще в первые дни марта — мы стали производить и безвозмездно отдавать нуждающимся защитные маски и костюмы. Со стороны работников-добровольцев это была чистой воды благотворительность, что чрезвычайно значимо: люди, которые раньше занимались только кутюром, взялись за шитье средств индивидуальной защиты. В ателье прет-а-порте и Métiers d’Art было изготовлено в общей сложности свыше 700 тысяч масок, все до единой мы раздали.

Конечно, способы взаимодействия с аудиторией необходимо переосмыслить, но мы все равно не откажемся от шоу в привычном понимании. Показы — это основополагающий аспект, когда дело касается моды. Без показа трудно донести до зрителя и покупателя идею коллекции. Сейчас мы вынуждены обходиться без шоу, и это, наверное, происходит впервые за последние 30 лет. Что ж, надеюсь, через фотографии нам все-таки удастся передать достаточно эмоций, чтобы клиенты смогли по-настоящему проникнуться посылом».

Павловски резюмирует воззрения Chanel. По-моему, тут уместно провести аналогию со старым деревом, на котором появились молодые ветви. «Таким брендам, как наш, хочется себя проявлять, сохранять уникальность, прививать клиентам какие-то ценности. Это больше, чем просто дизайн, — говорит он. — Это душа, это принципы, это вполне конкретный взгляд на происходящее вокруг. Я уверен, что сегодня Дому Chanel все вышеперечисленное свойственно больше, чем когда-либо. Спасибо Карлу, а теперь и Виржини.

Думаю, самое главное сейчас — суметь наладить связь между будущим и прошлым. Перспективы могут быть разными, но, в конце концов, бренд невозможен без своей истории, в ней таится эстетический код».

Источник: https://www.vogue.ru/fashion/virzhini-viar-o-kruiznoj-kollekcii-chanel

Оцените статью
Milkandsnow: Москва сегодня
Добавить комментарий